(no subject)

Один мэтр, у которого училось несколько поколений наших автогонщиков и профессиональных водителей, говорил, что настоящего профессионала на дороге просто незаметно. Он едет так, чтобы всем вокруг него было комфортно. А Фукидид писал: "Та женщина заслуживает величайшего уважения, о которой меньше всего говорят среди мужчин, в порицание или в похвалу". Что-то подобное я могу сказать и о диаконском служении. Чем больше на службе диакон акцентирует внимание на себе, тем хуже: тем меньше, с вашего позволения, людям достаётся Бога. Служение диакона должно помогать молиться людям по обе стороны иконостаса, или хотя бы не мешать (для себя и последнее почту за честь). ©

(no subject)

10(23) июля 1909. Пятница

В протодиаконы к Собору просится некто Соболев (или Зозуля) из Нагасаки. Родом из духовных, в России был певчим, потом несколько лет актером; в Нагасаки торговал водкой; женат на японке. "Басом обладаю", - говорит, что верно. "Соборное служение ваше украшу", - уверяет. Едва ли, если бы стал протодиаконствовать наподобие того, как диакон в России, японцы диву дивились бы только, а не наставлялись. Голоса у японских диаконов, правда, плохие, но служат натурально, не кричат. Не надо! Отказано.
Свят.Николай Японский (Касаткин), Дневники.

Δύναμις!

"Сила" в современном греческом чине является диаконским возгласом, обращенным к хору и призывающим к более динамичному, то есть более громкому и распевному последнему повторению Трисвятой песни. Такое последнее повторение стиха или краткого песнопения носит название перисси́. "Сила" как диаконский возглас не встречается ни в древних рукописях, ни в печатных изданиях до второй половины XX века. Он появляется лишь в элладском "Иератиконе" 1962 г. В брошюрах "Последование чтеца", которые издавались с начала XVII в. и содержат богослужебные тексты для чтеца и хора, и только в них, есть "Сила", но это слово поется хором. "Лик: Сила.Святый Боже..." - таково обычное указание этих брошюр. Необходимо отметить, что и в "Иератиконе" 1962 г. есть указание, что, если нет диакона, "Сила" может спеть первый хор. Все эти данные приводят к выводу, что возглашение "Сила" диаконом является новой практикой, тогда как ранее это слово пелось певчими непосредственно перед перисси́ Трисвятой песни.
Профессор архим.Киприан (Керн) предполагает, что первоначально "Сила" было указанием для певцов "петь в последний раз Трисвятое особенно громогласно, сильно". Оно находилось на полях богослужебных нот или какой-либо иной богослужебной книги, а потом перешло в сам текст песнопений. В России, в рамках предпринятой при патриархе Никоне попытки сделать русское богослужение идентичным греческому, слово "Сила" было введно в "Ирмологий", книгу для хора. Так, "Ирмологий" 1657 г. предписывает: "Слава, и ныне. Первый лик вышшым гласом: Сила. Святый Боже..." Однако пение этого слова не привилось в России, так как в 1720-х гг. оно исчезает из "Ирмологиев". И конечно, русское богослужение никогда не знало диаконского возгласа "Сила".

Печатнов В. В. Божественная литургия в России и Греции: Сравнительное изучение современного чина. М.: Паломник, 2008. С. 124-125.

(no subject)

Есть такой известный афоризм: повезёт с женой - станешь счастливым человеком, не повезёт - станешь философом. Известно и то, что материальное обеспечение диаконов во все времена на порядок отличалось от священнического (многие диаконы с трудом могли прокормиться сами от церковных доходов, тем более прокормить свои семьи).
В этом свете особый иронический оттенок приобретают такие сведения: "В епархиях вошло в постоянное правило при раздаче мест сообразоваться со школьными успехами кандидатов; например, в Московской епархии (в XIX в. - archdeacon) священничеcкие места давались преимущественно богословам, дьяконские - философам и т.д." (П.Знаменский, с.228)

(no subject)

...Избрание дьякона в приход совершалось гораздо проще. Дьяконов вообще было мало, как в великорусских, так и в юго-западных приходах. По писцовым книгам видно, что их имели у себя только немногие сельские приходы даже из тех, при которых было по два священика. Дьяконы были своего рода роскошью прихода и держались только в богатых, главным образом городских приходах, для большего великолепия церковной службы или даже просто из соревнования приходских тузов с тузами другого прихода.
Как и теперь, существенным достоинством дьякона был громкий басовый голос, долженствовавший потрясать не слишком нежное чувство русского человека и имевший для него совершенно такое же значение, как большой церковный колокол; о других достоинствах кандидата в дьяконы не спрашивали.* В царствование императрицы Елисаветы некоторые студенты петербургской семинарии, не имевшие права поступить в священники за недостижением законных лет (тридцати), горько жаловались в своем прошении Святейшему Синоду 1747 г., что им некуда деваться, потому что в дьячки идти стыдно, а "во дьяконы желаемого прихожаны голосу недостает". Встречаем примеры, что при выборе во дьяконы прихожане предпочитали за голос какого-нибудь неученого басистого дьячка даже перед студентом.
Ищущий дьяконского места являлся обыкновенно в церковь во время какого-нибудь праздничного богослужения, когда можно было ожидать большого сбора прихожан, и старался показать свои таланты в громком чтении Апостола и т.п. После этого он отправлялся собирать подписи прихожан к заручному выбору и, в случае удачи, ехал с выборным списком посвящаться. В великорусских приходах дьяконы, по крайней мере, получали от прихода ругу и другие средства содержания, которые обозначались в заручных списках и придавали дьяконской должности некоторую самостоятельность; в юго-западных парохиях с дьяконом не было никакого договора у прихожан о содержании; стало быть, выбор дьякона ещё менее интересовал их, чем в Великороссии. Дьякон должен был служить громаде за добровольные "ласки" или содержался на счет нескольких более богатых хозяев прихода, которые пожелали его иметь при церкви; кроме того, в дьяконской должности, как мы говорили, часто служили сыновья священников - наследники - в ожидании отцовского места, живя все время своего дьяконства на отцовских харчах. Если в приход поступал какой-нибудь дьякон, посвященный прежде, прием его, как дело совершенно частное, совершался иногда без ведома не только епархиальной власти или протопопского правления, но даже и местного священника, по воле одного ктитора и лучших прихожан, точно так же, как теперь совершается, например, наем певческого хора старостой церкви..

П.Знаменский, "Приходское духовенство в России", СПб, 2003, с.199-200.

------------------------------
* Буквально эти же слова говорит архиепископ Димитрий (Ковальницкий) здесь

(no subject)

"Служил с недавно рукоположенным диаконом. Тот вел себя очень неумело. Кадило брал "как бомбу, как ежа", удивленно его рассматривая. Совсем комичная ситуация получилась, когда он начал закрывать царские врата. Высунул голову, склонил ее – и прищемил шею створками. Открыть их назад не решается. Пока я не водворил его с трудом на место, народ в храме с минуту наблюдал такую вот картину: почти закрытые врата, а из них торчит озабоченная голова".

Из дневниковых записей протоиерея Всеволода Чаплина.

КстатиCollapse )

(no subject)

"Диакон должен избегать вычурности, как в каждении, так и в дикции при возглашении ектений; не должен позволять себе измышленного позирования и грубых эффектов в служении, в роде перебрасывания кадила со стороны в сторону и кивания головой во время чтения Евангелия, а равно гримас на лице, вроде оттопыривания губ для придания густоты голосу, или же нахмуривания бровей для придания вящей важности внешности своей, но должен быть серьёзен и степенен видом. При чтении св. Евангелия и возглашения многолетий он не должен допускать грубого и чрезмерного напряжения в голосе, в особенности безобразного выкрикивания последнего слога. Все возглашения и молитвословия он должен всегда произносить вовремя, не допуская ненужных пауз, производящих соблазн и замешательство, с положенного по Уставу места, а не на ходу".

С.В.Булгаков, Настольная книга священно-церковно-служителя, 1913, с.836

Пушкин и протодиакон

С. Д. НЕЧАЕВУ
12 февраля 1834 г. В Петербурге
Милостивый государь
Степан Дмитриевич,
Осмеливаюсь прибегнуть к Вашему высокопревосходительству со всепокорнейшею просьбою.

По воле государя императора протодиакон царскосельской придворной церкви за нетрезвость исключен из придворного ведомства и переведен в епархиальное. По предписанию же синода он должен быть отправлен в свою родную епархию. Протодиакон, человек уже не молодой и семейный, просит, как милости, быть оставлену в епархии здешней. Смысл высочайшего повеления будет исполнен равно, ибо в нем ни слова не было сказано о том, чтоб на свою епархию отправить его.

Протодиакон, не знаю почему, отнесся ко мне, полагая, что слабый мой голос удостоится Вашего внимания. Во всяком случае, я не мог отказаться от ходатайства и препоручаю моего клиента Вашему великодушному покровительству.

С глубочайшим почтением честь имею быть, милостивый государь,

Вашего превосходительства
покорнейший слуга
Александр Пушкин.
12 февраля 1834.

(no subject)

2 декабря (19 ноября ст.ст.) 1754 Высочайшим указом было запрещено использовать муаровые кавалерские ленты в качестве диаконских орарей.
Эти ленты были двух цветов - голубого (андреевские) и красные (александровские).